Мы не осьминоги!

Мы не осьминоги!

Говорят, во время депрессии осьминог может съесть сам себя. Это не совсем так. Установить депрессию у осьминога, практически, невозможно. Над сериалами он не плачет, горе не запивает, подвыпивши, бывшим не звонит и подругам не ноет о своем житье-бытье.
Но в минуты стресса или опасности он действительно может освободиться от повреждённой, заболевшей или захваченной кем-то части тела. Которая потом благополучно регенерируется, если, конечно, бывший обладатель оного не перестарается. Тогда ему хана.
У нас, у людей, такой функции нет. Не умеем мы заново отращивать утерянные, разбитые и покалеченные вдрызг конечности, нервы, мозги и сердца. И поэтому хана настигает нас по-другому.
Через несколько лет после перенесённого стресса, неважно, каким он ни был радостным или весьма печальным (помните вечное «хвалу и клевету приемли равнодушно», сказанное не просто так, а со знанием дела?) приходит болезнь.
Это своеобразное поедание нас самих.
Реакция организма. Которую не выгрызешь, не отгрызешь. Скапливается она в нас, поедает.
Плавали, знаем. Проверено. И малоприятно.
Так вот сейчас наступило время стрессов.
Потери близких, работы. Неизвестность. Тревога за будущее. Страх за детей. Перемены. Войны.
Есть, от чего страдать и мучиться.
Мы же не осьминоги.
Что умеют они, нам не дано.
Поэтому берегите себя.
Сейчас как нельзя сильнее берегите.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.