Если вы не параноик, это не значит, что за вами не следят

Если вы не параноик, это не значит, что за вами не следят

Рано утром, 50 лет назад, когда его жена Мэри спала наверху, Эрнест Хемингуэй вошел в прихожую своего дома в Кетчуме, штат Айдахо, выбрал свой любимый дробовик из стойки, вставил патроны и покончил с собой.

В то время было много разных объяснений: у него был смертельный рак или проблемы с деньгами, что это был несчастный случай, что он поссорился с Мэри. Всё это было неправдой. Как знали его друзья, он страдал от депрессии и паранойи в течение последнего года своей жизни.

Ему казалось что за ним всюду следуют агенты ФБР, и что повсюду расставлены жучки, телефоны прослушиваются, почта прочитывается, банковский счет постоянно проверяется. Он мог принять случайных прохожих за агентов.

Хемингуэя пытались лечить по законам психиатрии того времени: он перенес 11 электрошоков, после чего позвонил своему другу с телефона в коридоре клиники чтобы сообщить, что жучки расставлены и в клинике. Попытки лечить его аналогичным образом были повторены и позже. Однако это не давало никаких результатов. Он не мог работать, пребывал в депрессии и паранойе, и всё чаще поговаривал о самоубийстве. Были и попытки (например неожиданный рывок в сторону пропеллера самолета, итд), от которых удавалось его уберечь.

Прошли десятилетия. По линии закона о свободе информации в ФБР был сделан запрос об Эрнесте Хемингуэе.
Ответ: слежка была, жучки были, прослушка тоже была. Его в чем–то там подозревали в связи с Кубой.
Прослушка была даже в психиатрической клинике, откуда он звонил чтобы сообщить об этом.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.